#urbex_rebels

#已发帖 723212
Floki
Floki
🏚🚷🏪🔦🗺
🏚🚷🏪🔦🗺
.
_______________________________________________
.
🌍 Urbexplanet presents: @daftintin_official 🌍
.
_______________________________________________
.

Selected by: @urbex_evi
.
_______________________________________________
.
#urbexplanet_daftintin_official
.
_______________________________________________
.
⚠️Congratulations and thank you for tagging this picture! Please take the time to check out their page!  Show some love! ⚠️
. 
_______________________________________________
.
Congratulations from our team!
@urbex_evi
@phaedra_urbexnature
.
_______________________________________________
.
‼️ Don’t forget our weekly theme! ‼️
.
Weekly theme: Coming soon!
.
Send your picture in a message! 📩
.
_______________________________________________
.
Do you want to be featured? - Follow our page - Tag #urbexplanet
.
_______________________________________________
.
 #artofday #urbexbelgique #abandonedvilla #urbex #urbexnet #urbexers #urbexing #urbexpeople #urbexbelgium #urbex_rebels #urbexplaces #urbexdecay #urbex_supreme #abandoned #abandonedvilla #abandonedearth #abandonedplace #abandonedbuildings #abandonedplaces #abandonedhousetour #abandonedhouse #verlassen #abandonedhouses  #urbexbelgium #urbexbelgique #decay #photography #travel #landscapephotography #urbexphotography #urbexplanet
. _______________________________________________ . 🌍 Urbexplanet presents: @daftintin_official 🌍 . _______________________________________________ . Selected by: @urbex_evi . _______________________________________________ . #urbexplanet_daftintin_official . _______________________________________________ . ⚠️Congratulations and thank you for tagging this picture! Please take the time to check out their page! Show some love! ⚠️ . _______________________________________________ . Congratulations from our team! @urbex_evi @phaedra_urbexnature . _______________________________________________ . ‼️ Don’t forget our weekly theme! ‼️ . Weekly theme: Coming soon! . Send your picture in a message! 📩 . _______________________________________________ . Do you want to be featured? - Follow our page - Tag #urbexplanet . _______________________________________________ . #artofday #urbexbelgique #abandonedvilla #urbex #urbexnet #urbexers #urbexing #urbexpeople #urbexbelgium #urbex_rebels #urbexplaces #urbexdecay #urbex_supreme #abandoned #abandonedvilla #abandonedearth #abandonedplace #abandonedbuildings #abandonedplaces #abandonedhousetour #abandonedhouse #verlassen #abandonedhouses #urbexbelgium #urbexbelgique #decay #photography #travel #landscapephotography #urbexphotography #urbexplanet
#my_love❤👑
.❤️ ❣️ 💓
.❤️ ❣️ 💓
.❤️ ❣️ 💓
.❤️ ❣️ 💓
.@anki_5005 💓
#my_love❤👑 .❤️ ❣️ 💓 .❤️ ❣️ 💓 .❤️ ❣️ 💓 .❤️ ❣️ 💓 .@anki_5005 💓
GUV’NORS OFFICE ABANDONED PRISON OFFICE AND WING 🌴☀️🇲🇹🎥🕌⛪️🕍🕵🏼‍♂️
Check out my YouTube channel for exciting and dangerous exploration videos 📺
👉🏻Click The link on my profile #lostplaces
#abandoned #abandonedplaces #urbex #urbanexploration #decay #urbexworld #urbexplaces #rottenplaces #urbexjunkies #the_urbex_challenge #verlasseneorte #timecapsule #lostplacephotography #urbandecay #urbexplaces #urbexexploration #urbex_rebels  #urbex_under #urban_disorder #hiddenplaces #vergesseneorte #verlatenplaats #decayplaces #abandonedprison #urbex_utopia #urbex_kings
GUV’NORS OFFICE ABANDONED PRISON OFFICE AND WING 🌴☀️🇲🇹🎥🕌⛪️🕍🕵🏼‍♂️ Check out my YouTube channel for exciting and dangerous exploration videos 📺 👉🏻Click The link on my profile #lostplaces #abandoned #abandonedplaces #urbex #urbanexploration #decay #urbexworld #urbexplaces #rottenplaces #urbexjunkies #the_urbex_challenge #verlasseneorte #timecapsule #lostplacephotography #urbandecay #urbexplaces #urbexexploration #urbex_rebels #urbex_under #urban_disorder #hiddenplaces #vergesseneorte #verlatenplaats #decayplaces #abandonedprison #urbex_utopia #urbex_kings
Gratulation!!!! @lostplaces.to ist Kreisklasse Urbexer(in) des Tages.

Hier seht ihr ein Bild aus der großartigen Galerie von @lostplaces.to.

Schaut vorbei bei @lostplaces.to, liket und followed..... :) Wenn ihr #urbex_kreisklasse taggt, habt ihr auch die Chance mit eurem Beitrag Kreisklasse Urbexer(in) des Tages zu werden. 
Leave nothing but footprints, take nothing but pictures!!!! ▫ #urbex
▪ #urbex_europe_pictures
▫ #urbex_photogroup
▪ #urbexworld
▫ #urbex_rebels
▪ #urbexplaces
▫ #urbexnesia_
▪ #urbex_supreme
▫ #urbex_europe_
▪ #urbex_utopia
▫ #decay
▪ #decay_nation
▫ #decay_of_today
▪#abandonedplaces
▫ #abondonedworld
▪ #renegade_abandoned
▫ #kings_abandoned
▪ #abandoned_junkies
▫ #bandorebelz
▪ #abandoned_seekers
▫ #all_is_abandoned
▪ #abandon_af
▫ #lostplaces
▪ #urbexmasters
▫ #theurbexcom
#verlasseneorte
#verlassen
#urbexartists
Gratulation!!!! @lostplaces.to ist Kreisklasse Urbexer(in) des Tages. Hier seht ihr ein Bild aus der großartigen Galerie von @lostplaces.to. Schaut vorbei bei @lostplaces.to, liket und followed..... :) Wenn ihr #urbex_kreisklasse taggt, habt ihr auch die Chance mit eurem Beitrag Kreisklasse Urbexer(in) des Tages zu werden. Leave nothing but footprints, take nothing but pictures!!!! ▫ #urbex#urbex_europe_pictures#urbex_photogroup#urbexworld#urbex_rebels#urbexplaces#urbexnesia_#urbex_supreme#urbex_europe_#urbex_utopia#decay#decay_nation#decay_of_today#abandonedplaces#abondonedworld#renegade_abandoned#kings_abandoned#abandoned_junkies#bandorebelz#abandoned_seekers#all_is_abandoned#abandon_af#lostplaces#urbexmasters#theurbexcom #verlasseneorte #verlassen #urbexartists
На холме. Часть вторая. ⠀ 
Удивительное, пожалуй, ощущения — жить в старинном частном доме в центре Киева. Ощущать старину не только теоретически, но и практически — в каждом черепке древней керамики на огороде, в каждой шероховатой деревяшке, в каждом скрипе старых половиц. Вместе с тем, высунувшись по пояс из резного окошка, глядеть на неумолимо меняющее город время. Доставать с запыленных полок еще дедовскую беллетристику, издания года, эдак, 30-го, и вдыхать аромат старой бумаги, ощущать каждый год прожитый ее старицами объемно, жирно, натурально. ⠀ 
Время нифига не абсолютно. У каждого оно свое — время. И скорость течения времени зависит от времени. А еще от того, где ты находишься. Уверяю вас, что в знойном Лиссабоне или на ветреном острове Зильт время течет совершенно иначе. Там оно словно пластелиновое — мягкое и податливое. Как и воздух. Ты плывешь в этом времени, медленно и плавно покачиваясь в его небольших волнах, ты чувствуешь там каждое мгновение, чувствуешь его ход и чертовски редко задаешь себе такой глупый вопрос: который теперь час. Ведь сколько бы не показывали часы, до конца текущего дня там всегда остается куда больше времени, чем в Киеве. ⠀ 
И взбираясь по крутой улочке на холм кажется, что попал в какое-то другое пространство. Воздух тут гуще, людей меньше, естественные запахи острее, а время — время тут вдруг перестает бежать. Час на этом холме — как пол дня внизу, среди хаоса городской жизни, ведь сюда не приходишь по делам — этот холм для неспешной прогулки, для глубокого размеренного дыхания, для пары фотографий ветшающих строений и для пения птиц. Этот холм — заповедник старого-доброго Киева. Города тихого, спокойного, зеленого и до одури провинциального. ⠀ 
Продолжение следует.
На холме. Часть вторая. ⠀ Удивительное, пожалуй, ощущения — жить в старинном частном доме в центре Киева. Ощущать старину не только теоретически, но и практически — в каждом черепке древней керамики на огороде, в каждой шероховатой деревяшке, в каждом скрипе старых половиц. Вместе с тем, высунувшись по пояс из резного окошка, глядеть на неумолимо меняющее город время. Доставать с запыленных полок еще дедовскую беллетристику, издания года, эдак, 30-го, и вдыхать аромат старой бумаги, ощущать каждый год прожитый ее старицами объемно, жирно, натурально. ⠀ Время нифига не абсолютно. У каждого оно свое — время. И скорость течения времени зависит от времени. А еще от того, где ты находишься. Уверяю вас, что в знойном Лиссабоне или на ветреном острове Зильт время течет совершенно иначе. Там оно словно пластелиновое — мягкое и податливое. Как и воздух. Ты плывешь в этом времени, медленно и плавно покачиваясь в его небольших волнах, ты чувствуешь там каждое мгновение, чувствуешь его ход и чертовски редко задаешь себе такой глупый вопрос: который теперь час. Ведь сколько бы не показывали часы, до конца текущего дня там всегда остается куда больше времени, чем в Киеве. ⠀ И взбираясь по крутой улочке на холм кажется, что попал в какое-то другое пространство. Воздух тут гуще, людей меньше, естественные запахи острее, а время — время тут вдруг перестает бежать. Час на этом холме — как пол дня внизу, среди хаоса городской жизни, ведь сюда не приходишь по делам — этот холм для неспешной прогулки, для глубокого размеренного дыхания, для пары фотографий ветшающих строений и для пения птиц. Этот холм — заповедник старого-доброго Киева. Города тихого, спокойного, зеленого и до одури провинциального. ⠀ Продолжение следует.
Пост без названия или: «О том, как я пил кофе утром и наблюдал за людьми в целом и человеком конкретным», часть 1
⠀ 
Каждое утро я пью кофе. Кофе я пью и днем, и даже вечером, но кофепитие утром— это какой-то моцион, который полюбился и мне, и псу, и даже некоторым посетителям кофейни в которой я, собственно, свой утренний кофе и пью. Кофейня эта открылась полтора года тому назад, и по первой я отнесся к ней с опаской. В скором времени я, как человек тянущийся к покою и постоянству, начал заходить в нее каждое утром, во время прогулки с псом. Словом, если в одной маленькой кофейне у гостиницы «Салют» часов эдак в 7 утра вы встречаете распластавшегося у входа ретривера знайте, что где-то рядом я сочиняю свой очередной пост... ⠀ 
А вообще впервые в жизни я пришел в кофейню не для того, чтобы выпить кофе, в далеком 2005 году. Тогда эта культура в СНГ только зарождалась. Тогда это не было модным, кофейни больше походили на классические разливайки, в которых наспех сделали «евроремонт», а кофе по вкусу был настолько неприятен, что от одного воспоминания о его вкусе меня начинает мутить. ⠀ 
Я тогда учился в Москве. Жил я в самом сердце Белокаменной— на улице Мясницкая, в старом доме дореволюционной постройки. В соседнем от меня парадном еще с советских времен располагалось издательство журнала «Наука и жизнь», к которому уже во времена всеобщей независимости по странному стечению поделилось издательство журнала «Максим». Это был обалденный доходный дом еще в те времена оборудованный лифтом, с пятиметровыми потолками и непобедимыми гигантскими тараканами. Парадное было настолько широким, что в него могла заехать карета, а дубовую входную дверь открыть мог лишь дюжий мужик, и то не с первого раза. Консьержки были по-совковому наглыми, и каждый раз, возвращаясь домой затемно, мне приходилось перед ними отчитываться, ощущая себя, при этом, так, словно я пришел к ним домой. ⠀ 
Прямо под домом располагался известный на весь СССР магазин «Библио-Глобус», и буквально за год у меня собралась библиотека из нескольких сотен прочитанных книг. Именно там, в Москве, я впервые приоткрыл для себя великую магию литературы... Продолжение следует.
Пост без названия или: «О том, как я пил кофе утром и наблюдал за людьми в целом и человеком конкретным», часть 1 ⠀ Каждое утро я пью кофе. Кофе я пью и днем, и даже вечером, но кофепитие утром— это какой-то моцион, который полюбился и мне, и псу, и даже некоторым посетителям кофейни в которой я, собственно, свой утренний кофе и пью. Кофейня эта открылась полтора года тому назад, и по первой я отнесся к ней с опаской. В скором времени я, как человек тянущийся к покою и постоянству, начал заходить в нее каждое утром, во время прогулки с псом. Словом, если в одной маленькой кофейне у гостиницы «Салют» часов эдак в 7 утра вы встречаете распластавшегося у входа ретривера знайте, что где-то рядом я сочиняю свой очередной пост... ⠀ А вообще впервые в жизни я пришел в кофейню не для того, чтобы выпить кофе, в далеком 2005 году. Тогда эта культура в СНГ только зарождалась. Тогда это не было модным, кофейни больше походили на классические разливайки, в которых наспех сделали «евроремонт», а кофе по вкусу был настолько неприятен, что от одного воспоминания о его вкусе меня начинает мутить. ⠀ Я тогда учился в Москве. Жил я в самом сердце Белокаменной— на улице Мясницкая, в старом доме дореволюционной постройки. В соседнем от меня парадном еще с советских времен располагалось издательство журнала «Наука и жизнь», к которому уже во времена всеобщей независимости по странному стечению поделилось издательство журнала «Максим». Это был обалденный доходный дом еще в те времена оборудованный лифтом, с пятиметровыми потолками и непобедимыми гигантскими тараканами. Парадное было настолько широким, что в него могла заехать карета, а дубовую входную дверь открыть мог лишь дюжий мужик, и то не с первого раза. Консьержки были по-совковому наглыми, и каждый раз, возвращаясь домой затемно, мне приходилось перед ними отчитываться, ощущая себя, при этом, так, словно я пришел к ним домой. ⠀ Прямо под домом располагался известный на весь СССР магазин «Библио-Глобус», и буквально за год у меня собралась библиотека из нескольких сотен прочитанных книг. Именно там, в Москве, я впервые приоткрыл для себя великую магию литературы... Продолжение следует.
Немного о Печерске. И уже не только о нем. Часть 14.
Будущее Украины не в Киеве. Оно не в высоких технологиях. Мы— островок чего-то старого в мире цифр и онлайна. Если мы будем делать как все— будем со всеми конкурировать. Если мы будем идти своей дорогой— будем уникальны. И, поверьте, очень скоро эта уникальность будет куда важнее новых процессоров и умных холодильников, посылающих сообщения, что молоко закончилось. Это иллюзия. В этом нет счастья. Нет счастья в офисе, нет и в пятничном походе в клуб. Это— иллюзия. Попытка ухода от реальности, побега от ощущения, что в жизни что-то пошло не так. Общение с теми, кто будет всячески помогать поверить в то, что все хорошо. Потому, что сами такие. Мы забиваем собственные мысли вихрем событий. Мы перестали думать. И называть вещи своими именами. ⠀ 
Поймите: у Японии нет другого выбора. Нет другого выбора у Португалии. Эти страны обречены одна создавать виртуальный мир, вторая продавать свое море. У Украины есть выбор. У нас есть территория, есть земля, есть вода, выход к морю, ископаемые, человеческий материал. И мы рядом с Европой. Зачем мы играем в игры тех, у кого нет выбора? Время строить собственную страну и национальную идентичность. Ни то, ни другое не находится в Киеве, на Печерске. ⠀ 
Печерск необходим, но не в нем соль Украины. Печерск — это мутация, генетический сбой. Украина не тут. Украина в полях Черкащины, она на берегах Сулы, в Карпатах. Я не живу в Украине, я живу на Печерске. И я очень люблю ездить на Украину. Я люблю вдыхать запах свежескошенной травы, сена, соснового леса. Я люблю Украину. Но когда я еду в гости, я веду себя как подобает- не несу себя и свои печерские традиции, говорю на УКРАИНСКОМ языке, не насвистываю stairway to heaven, не декламирую Йейтса, не сообщаю, что держать пса голодным на цепи- это садизм. Это у нас на Печерске горланить песни под луной- свинство. Это у нас животные ради удовольствия. У нас не ругаются матом. Громко. Ведь мы- не Украина. И, видит Бог, я очень люблю УКРАИНУ. ⠀ 
Спасибо. И называйте меня всякими гадкими словами дальше- моя совесть чиста, ведь я говорю то, что думаю. А говорите ли вы? 
Конец.
Немного о Печерске. И уже не только о нем. Часть 14. Будущее Украины не в Киеве. Оно не в высоких технологиях. Мы— островок чего-то старого в мире цифр и онлайна. Если мы будем делать как все— будем со всеми конкурировать. Если мы будем идти своей дорогой— будем уникальны. И, поверьте, очень скоро эта уникальность будет куда важнее новых процессоров и умных холодильников, посылающих сообщения, что молоко закончилось. Это иллюзия. В этом нет счастья. Нет счастья в офисе, нет и в пятничном походе в клуб. Это— иллюзия. Попытка ухода от реальности, побега от ощущения, что в жизни что-то пошло не так. Общение с теми, кто будет всячески помогать поверить в то, что все хорошо. Потому, что сами такие. Мы забиваем собственные мысли вихрем событий. Мы перестали думать. И называть вещи своими именами. ⠀ Поймите: у Японии нет другого выбора. Нет другого выбора у Португалии. Эти страны обречены одна создавать виртуальный мир, вторая продавать свое море. У Украины есть выбор. У нас есть территория, есть земля, есть вода, выход к морю, ископаемые, человеческий материал. И мы рядом с Европой. Зачем мы играем в игры тех, у кого нет выбора? Время строить собственную страну и национальную идентичность. Ни то, ни другое не находится в Киеве, на Печерске. ⠀ Печерск необходим, но не в нем соль Украины. Печерск — это мутация, генетический сбой. Украина не тут. Украина в полях Черкащины, она на берегах Сулы, в Карпатах. Я не живу в Украине, я живу на Печерске. И я очень люблю ездить на Украину. Я люблю вдыхать запах свежескошенной травы, сена, соснового леса. Я люблю Украину. Но когда я еду в гости, я веду себя как подобает- не несу себя и свои печерские традиции, говорю на УКРАИНСКОМ языке, не насвистываю stairway to heaven, не декламирую Йейтса, не сообщаю, что держать пса голодным на цепи- это садизм. Это у нас на Печерске горланить песни под луной- свинство. Это у нас животные ради удовольствия. У нас не ругаются матом. Громко. Ведь мы- не Украина. И, видит Бог, я очень люблю УКРАИНУ. ⠀ Спасибо. И называйте меня всякими гадкими словами дальше- моя совесть чиста, ведь я говорю то, что думаю. А говорите ли вы? Конец.
Больница «Козловка». Продолжение. 
Все началось в 1899 году, когда было основано «Благотворительное общество лечебных учреждений для хронически больных детей».По началу эта организация арендовала помещение на 12 коек в районе Андреевского спуска. Видимо, бедных и больных детей в Киеве тогда (а теперь?) было много, и довольно скоро общество проспонсировало строительство отдельного здания на Парковой дороге, которая тогда называлась Козловской улицей. Больница, надо сказать, по тем временам была весьма продвинутой, и имела палаты на 45 кроватей, операционную, отделение с ваннами, душами и лечебными грязями, лабораторию и аптеку. Работники больницы, как было заведено в те времена, жили прямо на территории. ⠀
Впрочем, даже этих стараний было недостаточно, и в скором времени опять же на пожертвования благочестивых киевлян был выкуплен смежный с больницей участок, на котором построили еще один корпус, тем самым увеличив вместимость отделений до 80 коек. Данное лечебное заведение абсолютно бесплатно оказывало квалифицированную медицинскую помощь детям из малоимущих семей вплоть до прихода революции. «Козловка», однако, и при совке до 1982 года функционировала в качестве больницы. Переквалифицировавшись, она начала быстро приходить в упадок. Вот и скажите теперь, что у зданий нет своего предназначения!  Хотелось бы упомянуть о, пожалуй, главном вдохновителе этого проекта- Софии Лихаревой, имя которой и было присвоено больнице. Будучи состоятельной дамой, в последние годы своей жизни она отказалась от своего роскошного образа жизни, и перебравшись в жилое крыло курируемой ею больницы всецело посвятила себя лечению детей. И напоследок скажу, что у больницы был, среди прочего, весьма любопытный способ заработка: городские власти позволили им сдавать рекламные места, а вырученные деньги использовать как необлагаемое налогом пожертвование. Не знаю, как было на самом деле, но очень хочется верить в то, что богатые меценаты города не пользовались этой привилегией для того, чтобы обогатится еще больше. Тогда ведь все было по-другому. Тогда люди знали, что такое совесть и нравственность. Конец.
Больница «Козловка». Продолжение. Все началось в 1899 году, когда было основано «Благотворительное общество лечебных учреждений для хронически больных детей».По началу эта организация арендовала помещение на 12 коек в районе Андреевского спуска. Видимо, бедных и больных детей в Киеве тогда (а теперь?) было много, и довольно скоро общество проспонсировало строительство отдельного здания на Парковой дороге, которая тогда называлась Козловской улицей. Больница, надо сказать, по тем временам была весьма продвинутой, и имела палаты на 45 кроватей, операционную, отделение с ваннами, душами и лечебными грязями, лабораторию и аптеку. Работники больницы, как было заведено в те времена, жили прямо на территории. ⠀ Впрочем, даже этих стараний было недостаточно, и в скором времени опять же на пожертвования благочестивых киевлян был выкуплен смежный с больницей участок, на котором построили еще один корпус, тем самым увеличив вместимость отделений до 80 коек. Данное лечебное заведение абсолютно бесплатно оказывало квалифицированную медицинскую помощь детям из малоимущих семей вплоть до прихода революции. «Козловка», однако, и при совке до 1982 года функционировала в качестве больницы. Переквалифицировавшись, она начала быстро приходить в упадок. Вот и скажите теперь, что у зданий нет своего предназначения! Хотелось бы упомянуть о, пожалуй, главном вдохновителе этого проекта- Софии Лихаревой, имя которой и было присвоено больнице. Будучи состоятельной дамой, в последние годы своей жизни она отказалась от своего роскошного образа жизни, и перебравшись в жилое крыло курируемой ею больницы всецело посвятила себя лечению детей. И напоследок скажу, что у больницы был, среди прочего, весьма любопытный способ заработка: городские власти позволили им сдавать рекламные места, а вырученные деньги использовать как необлагаемое налогом пожертвование. Не знаю, как было на самом деле, но очень хочется верить в то, что богатые меценаты города не пользовались этой привилегией для того, чтобы обогатится еще больше. Тогда ведь все было по-другому. Тогда люди знали, что такое совесть и нравственность. Конец.
Больница «Козловка». Продолжение. 
Но теперь мы не можем почувствовать весь богатейший спектр чувств в «Козловке». Нынче это закрытая для доступа территория, которую ревностно охраняет пара неврастеничных беспородных псов: не очень смелых, не очень умных, и совершенно некрасивых; да пара всепоглощающе-флегматичных охранников: не очень смелых, не очень умных, и совершенно... ну, вы поняли.  Прямо посреди бела дня, когда сотни автомобилей (и почему в Киеве все время кто-то куда-то едет?) проносились мимо ворот, я сиганул через забор, и произвел короткий осмотр прилегающего пространства, который был окончен всего через несколько минут — с приходом охранников, нехотя отозвавшихся на лай короткошерстных шизиков. Сперва классика жанра: расставленные в сторону руки, сведенные брови, дешевое «быкование», угрозы. Все быстро сошло на «нет». Расстались почти друзьями. И с собаками — тоже. Я же говорю: классика жанра. Все всегда оканчивается примерно одинаково. Притом, и для меня, и для охранников, и для собак и, что самое прискорбное, для здания. Конечно, у меня все-еще теплится надежда, что поскольку мы теперь даже большая Европа, чем прежде, и у нас свой, ни на кого не похожий язык (чего стоит один !міт!); что-нибудь возьмет, да изменится... Но это всего-лишь надежда. Она хоть и умирает последней, зато раз и навсегда. Ведь ни любовь, ни ненависть, ни страсть, ни даже боль не умирают так громко и окончательно, как умирает надежда. Если умирает надежда то все — пиши-пропало. Моя вот еще не полностью умерла. Я все-еще надеюсь увидеть это станинное сооружение вполне себе жизнеспособным, радующим глаз любого пожелавшего его рассмотреть поближе. Вообще-то не только это строение... Ну а пока все, что остается, это любоваться замкоподобным сооружением со стороны Мариинского парка, или рискуя быть задавленным бесконечным потомком автомобилей, фотографировать его со стороны проезжей части. К слову, оба этих варианта непременно доставят вам удовольствие, ведь больница «Общества лечебных учреждений для хронически больных детей», как официально именовалось это учреждение, чертовски красиво. Продолжение преследует.
Больница «Козловка». Продолжение. Но теперь мы не можем почувствовать весь богатейший спектр чувств в «Козловке». Нынче это закрытая для доступа территория, которую ревностно охраняет пара неврастеничных беспородных псов: не очень смелых, не очень умных, и совершенно некрасивых; да пара всепоглощающе-флегматичных охранников: не очень смелых, не очень умных, и совершенно... ну, вы поняли. Прямо посреди бела дня, когда сотни автомобилей (и почему в Киеве все время кто-то куда-то едет?) проносились мимо ворот, я сиганул через забор, и произвел короткий осмотр прилегающего пространства, который был окончен всего через несколько минут — с приходом охранников, нехотя отозвавшихся на лай короткошерстных шизиков. Сперва классика жанра: расставленные в сторону руки, сведенные брови, дешевое «быкование», угрозы. Все быстро сошло на «нет». Расстались почти друзьями. И с собаками — тоже. Я же говорю: классика жанра. Все всегда оканчивается примерно одинаково. Притом, и для меня, и для охранников, и для собак и, что самое прискорбное, для здания. Конечно, у меня все-еще теплится надежда, что поскольку мы теперь даже большая Европа, чем прежде, и у нас свой, ни на кого не похожий язык (чего стоит один !міт!); что-нибудь возьмет, да изменится... Но это всего-лишь надежда. Она хоть и умирает последней, зато раз и навсегда. Ведь ни любовь, ни ненависть, ни страсть, ни даже боль не умирают так громко и окончательно, как умирает надежда. Если умирает надежда то все — пиши-пропало. Моя вот еще не полностью умерла. Я все-еще надеюсь увидеть это станинное сооружение вполне себе жизнеспособным, радующим глаз любого пожелавшего его рассмотреть поближе. Вообще-то не только это строение... Ну а пока все, что остается, это любоваться замкоподобным сооружением со стороны Мариинского парка, или рискуя быть задавленным бесконечным потомком автомобилей, фотографировать его со стороны проезжей части. К слову, оба этих варианта непременно доставят вам удовольствие, ведь больница «Общества лечебных учреждений для хронически больных детей», как официально именовалось это учреждение, чертовски красиво. Продолжение преследует.
Больница «Козловка». Продолжение. 
В наших старых больницах хочется жить и быть здоровым. Там хочется спросить у уборщиц и сиделок, как можно быть такими угрюмыми и вечно чем-то недовольными. Там хочется поинтересоваться у других больных, где они, в 2019 году, покупают эти сказочно-цветастые косынки и дивные халаты, подчас еще более цветастые, чем косынки. Там хочется уточнить у мощных поварих, что может так «пахнуть» на кухне—от этого запаха можно попасть к гастроэнтерологу, как, к слову, и от одного вида бурой субстанции в огромной алюминиевой кастрюле с надписью «№12-5-12/34-90-КЖБ-У». К слову, у соседей по палате тоже хочется спросить, почему они все время едят—то свое, то больничное, хотя и то и другое ни по аромату, ни по консистенции не различается. В больнице хочется закрыть глаза и уснуть, или пойти гулять на улицу — лишь бы подальше, поскорее из больницы. В туалет на корточки ходить не хочется, задница, ежели не позаботился об этом заранее, нестерпимо болит от легендарной «обуховской» (если там вообще что-то есть), которую можно использовать и как туалетную бумагу (можно ли?) или как наждак (точно можно). Ароматное рассохшееся хозяйственное мыло, лежащее прямо на раковине (часто игриво-розового цвета), вызывает желание просто ополоснуть руки водой из круглосуточно текущего крана, а по ТВ (для палат Люкс), в бело-черном снежке, крутят кинематографические шедевры с нашим президентом. В коридорах всегда лежит пара-тройка человек, хотя палата рядом совершенно свободна. Именно в наших больницах встречи с доктором боишься больше, чем самой болезни, ведь болезнь хотя бы можно диагностировать, а вот то, что в головах у людей — едва ли. И, уж конечно, в наших больницах ну совершенно не до того, чтобы любоваться старыми зданиями — ведь голова забита огромным количеством вещей, и все они лежат в куда более прикладном и насущном ключе, чем красота старого Киева. Полагаю, что когда ты в больнице, само здание не играет никакой роли. Благо, мы не все свое время проводим в больницах, и это хорошо, поскольку у нас остается время на то, чтобы любоваться старыми зданиями, надеяться и делать все, чтобы не оказаться в них не по своей доброй воле. Продолжение следует.
Больница «Козловка». Продолжение. В наших старых больницах хочется жить и быть здоровым. Там хочется спросить у уборщиц и сиделок, как можно быть такими угрюмыми и вечно чем-то недовольными. Там хочется поинтересоваться у других больных, где они, в 2019 году, покупают эти сказочно-цветастые косынки и дивные халаты, подчас еще более цветастые, чем косынки. Там хочется уточнить у мощных поварих, что может так «пахнуть» на кухне—от этого запаха можно попасть к гастроэнтерологу, как, к слову, и от одного вида бурой субстанции в огромной алюминиевой кастрюле с надписью «№12-5-12/34-90-КЖБ-У». К слову, у соседей по палате тоже хочется спросить, почему они все время едят—то свое, то больничное, хотя и то и другое ни по аромату, ни по консистенции не различается. В больнице хочется закрыть глаза и уснуть, или пойти гулять на улицу — лишь бы подальше, поскорее из больницы. В туалет на корточки ходить не хочется, задница, ежели не позаботился об этом заранее, нестерпимо болит от легендарной «обуховской» (если там вообще что-то есть), которую можно использовать и как туалетную бумагу (можно ли?) или как наждак (точно можно). Ароматное рассохшееся хозяйственное мыло, лежащее прямо на раковине (часто игриво-розового цвета), вызывает желание просто ополоснуть руки водой из круглосуточно текущего крана, а по ТВ (для палат Люкс), в бело-черном снежке, крутят кинематографические шедевры с нашим президентом. В коридорах всегда лежит пара-тройка человек, хотя палата рядом совершенно свободна. Именно в наших больницах встречи с доктором боишься больше, чем самой болезни, ведь болезнь хотя бы можно диагностировать, а вот то, что в головах у людей — едва ли. И, уж конечно, в наших больницах ну совершенно не до того, чтобы любоваться старыми зданиями — ведь голова забита огромным количеством вещей, и все они лежат в куда более прикладном и насущном ключе, чем красота старого Киева. Полагаю, что когда ты в больнице, само здание не играет никакой роли. Благо, мы не все свое время проводим в больницах, и это хорошо, поскольку у нас остается время на то, чтобы любоваться старыми зданиями, надеяться и делать все, чтобы не оказаться в них не по своей доброй воле. Продолжение следует.